Глава 4


Всё, что недавно захватывало меня в моём одиночестве — парк, не нарушенный схватками искусственных метеоураганов, диковинные пейзажи потустороннего мира, — ничего этого для меня больше не существовало, только четырёхугольник стерео и фигуры, проплывающие в его свете.
Фермор, столица Клура, ощущал себя центром планеты, столько в нём собралось знатных персон, так они были важны и властительны. И сами клуры, народ незаурядного ума и красочной внешности, терялись среди своих роскошных гостей. Я много раз видал Амина Аментолу и на стерео, и на газетных страницах, он мужчина красивый, но что способен принимать столько актёрских поз, переодеваться по десятку раз на день, так долго и так напыщенно ораторствовать, и не подозревал. Конференция наших противников и колеблющихся нейтралов была задумана как вселенское деловое совещание. Вероятно, оно и было таким — где-то в закрытых комнатах. А на экране блистал нарядный спектакль — услада глаз, а не торжество ума.
— Возвращаюсь, — сообщил я Прищепе, когда Аментола произнёс свою, заранее расхваленную, речь. — Завтра присылай водолёт.
Утром водолёт стоял у домика. До этого утра я видел одного охранявшего меня Вареллу. Но охранников было два десятка, они все высыпали провожать. Варелла отобрал несколько человек, другие остались. В полёте я задремал и проснулся только на площади у дворца. В заседательском зале дворца меня ожидало всё Ядро, министры и редакторы газет, Пимен Георгиу и Константин Фагуста. Деятели стерео отсутствовали, ещё не настало время демонстрировать в эфире моё возвращение. Гамов радостно сказал:
— С возрождением, Семипалов!
Он один оценил моё появление как возрождение, остальные поздравляли только с возвращением. Но радовались все — большинство лишь сегодня узнало, что я не казнён. Я вспомнил, как плакал Пеано на моей казни, и спросил, знал ли он, что я вовсе не ухожу в небытие. Он засиял обычной широкозахватной — на обе щёки — улыбкой.
— Вообще-то Прищепа меня предупредил, но в последнюю минуту я как-то усомнился, уж слишком всё было правдоподобно.
Я вспомнил, что тоже усомнился в минуту казни, мистификация ли это или реальная расправа.
Сердечней всех меня поздравил лохматый Фагуста. Он так тряс своей чудовищной шевелюрой, так сжимал мою руку, его глаза так растроганно блестели, что можно было подумать, будто он радуется возвращению в жизнь любимого друга. Впрочем, говорил он в своей обычной манере:
— Семипалов, я душевно рад, что вы ногами на земле, а не в гробу. И нетерпеливо надеюсь, что мы вскоре будем с ещё большим усердием портить друг другу кровь.
Пимен Георгиу ограничился поклоном и поздравлением.
Гамов показал на председательское место:
— Семипалов, ведите Ядро. Сегодня вы глава нашего праздника.
— Отлично. Для начала — информация о положении в стране и на фронте.
Один за другим каждый сообщал о делах в своём ведомстве. Всё происходило так, как и должно было происходить. Периодические разговоры с Прищепой по интердатчику обеспечили меня достаточной информацией. Я закрыл Ядро.
— Теперь я пойду в Ставку. Прошу со мной Пеано, Прищепу и Штупу.
— Я тоже поеду с вами, — объявил Гамов.
Когда мы пошли во флигель дворца, где размещалась Ставка, Прищепа тихо спросил:
— Андрей, проинформировать Елену о твоём возвращении? Она пока не знает, что ты живой.
— И пусть не знает, пока все не узнают. Мне не до неё, Павел. Сейчас надо готовить наше главное наступление.
В Ставке я сказал:
— Итак, приступаем ко второй части стратегического плана. Вторая часть — внезапный переход от затянувшегося отступления к атаке на врага. Формирование водолётной армии закончено. Все воздушные дивизии должны передислоцироваться на боевые позиции. Сделано ли это, Пеано?
Был один из редких случаев, когда Пеано не маскировал истинное настроение улыбкой. Он волновался. Зато улыбался Гамов. Гамову нравилось, что я так решительно восстанавливаю свои функции военного министра и заместителя диктатора.
— Буду показывать, а не рассказывать, — Пеано поднял деревянную указку. — Все наши воздушные дивизии уже на стартовых площадках. Сейчас вы увидите, как они реально выглядят. Но раньше обзор с воздуха, какой могут дать аэроразведчики Вакселя.
Обзор с воздуха живописал сплошные леса, дикие скалы, ни малейшего намёка на дороги, сооружения, машины. А наши датчики показали под кронами деревьев, в чащобах леса, в искусственных пещерах и обширных ангарах новенькие водолёты — десятки машин в каждом укрытии. Сотни машин на всех стартовых базах. Я мог гордиться — этот могущественный флот, моя задумка, был главной нашей ставкой в борьбе со всем миром, не с одной Кортезией.
Пеано переключил экран на театр военных действий — карту оставленной нами Ламарии, изменившей нам Патины и наших западных областей, по полям которых двигались соединённые армии Вакселя, родеров и патинов. Ваксель воевал головой, а не одними мускулами. Его собственные дивизии напирали впереди, патины только поддерживали, а воинственные родеры замыкали движение — должны были довершать последним ударом битву с нами, а в случае нашего неожиданного прорыва разгромить прорвавшиеся войска.
— Не просочились ли к Вакселю слухи о нашем готовящемся наступлении? — спросил я Пеано.
— Он учитывает возможность нашего наступления. Но считает его маловероятным. Просто он воюет по всей строгости своих военных уставов.
С этим, конечно, можно было согласиться. Я сказал:
— Итак, вторая фаза войны — атака всеми водолётными кораблями. Но не открывает ли конференция в Клуре новые возможности? Вы об этом не думали, Пеано?
— Думали. И предлагаем такое дополнение. Основные воздушные дивизии высаживают десанты у Вакселя в тылу, захватывают лагеря наших военнопленных. Но одна нападает на Клур, чтобы захватить в плен всю конференцию. Эту десантную дивизию сопровождают ещё две. Их задача — навязать сражение водолётам противника, прикрывающим небо Клура, и обеспечить свободу десантникам.
— Вы догадываетесь, Семипалов, какой воздушной дивизии мы поручим захват столицы Клура? — спросил улыбающийся Гамов.
— Конечно, полковника Корнея Каплина!
— Да, ей. Недавние мятежники, рвавшиеся на войну, покажут теперь на деле, чего стоят. — И Гамов не удержался от похвальбы своей памятью: — Говорю, в частности, о четырёх командирах бригад — об Альфреде Пальмане, Иване Кордобине, Сергее Скрипнике, Жане Вильте.
— Следующий вопрос — метеообеспечение, — сказал я.
Штупа доложил:
— Тучи будут там и на такой высоте, как вы укажете. Ураганы прикроют воздушные пути наших водолётов. Резервы энерговоды для метеонаступления подготовлены.
— Последний вопрос: когда выступаем? — спросил Пеано.
— Завтра, — сказал я.